Сценарий врач с пациентом

Б. Хоть вагинально, но в роддоме

СЦЕНАРИЙ ВТОРОЙ. «Бог с ним, с этим кесаревым. Поеду и рожу тем местом, которое для этого и предназначено. Хорошие естественные вагинальные роды.»

Но сначала пару ласковых слов от людей умных.

«Основными общими рекомендациями ВОЗ в области перинатальных технологий являются следующие (Межрегиональная конференция по технологии родовспоможения, Форталеза, Бразилия, 22-26 апреля 1985 год):

  1. Здоровый новорождённый должен оставаться с матерью, когда это позволяет состояние их здоровья. Ни один процесс наблюдения за здоровым новорождённым не оправдывает разлучения его с матерью.
  2. Следует поощрять кормление новорождённого грудью без промедления, даже ещё до того, как мать покинет родильную комнату.
  3. Нет никаких оправданий для того, чтобы количество случаев кесарева сечения при родах в каком-либо конкретном регионе составляло более 10-15%.
  4. Нет оснований для утверждения, что практикуемый во время родов электронный контроль за плодом положительно сказывается на исходе беременности. Контрольное наблюдение за плодом с помощью компьютера должно проводиться только сценарий врач с пациентом в тщательно отобранных случаях и при провоцированных родах.
  5. Нет показаний к тому, чтобы сбривались волосы на лобке или ставилась клизма перед родами.
  6. Каждая женщина должна свободно решать, какое положение ей принять во время родов; рекомендуется во время схваток ходить.
  7. Систематическое применение эпизиотомии не оправдано.
  8. Не следует вызывать роды в целях удобства; провоцирование схваток должно производиться в случаях особых медицинских показаний. Пропорция спровоцированных родов не должна превышать 10%.
  9. Во время родов следует избегать практикуемого применения болеутоляющих и анестезирующих лекарств.
  10. Обычно не рекомендуется производить разрыв мембран довольно поздней стадии. Искусственный разрыв мембран на ранней стадии родов не обоснован с научной точки зрения.

Среди рекомендаций ВОЗ последних лет неоднократно подчёркивается целесообразность поисков и поддержки альтернативных путей родовспоможения (роды на дому, в воду и др.)» Цитирую по книге Н.П.ШАБАЛОВ «Неонатология» в 2-х томах, Санкт-Петербург, издательство «Специальная литература», 1995 год, том 1, стр. 18-19.

Вот что пишет врач, профессор К.С. БЫСТРОВА (г. Санкт-Петербург, публикация «К обоснованию значения режимов общения матери и новорождённого ребёнка для последующего развития и здоровья детей» в сборнике материалов конференции «Перинатальная психология в родовспоможении», Санкт-Петербург, 20-22 марта 1997 года).

«Становится очевидной несостоятельность применяемых до сих пор в нашей стране традиционных методов и подходов к содержанию и уходу за новорождёнными в родильных домах и домашних условиях в первые месяцы жизни. Так, в большинстве родовспомогательных учреждений России отмечается:

  1. Разлучение ребёнка с матерью практически сразу после рождения.
  2. Отсутствие раннего прикладывания к груди.
  3. Раздельное пребывание матери и ребёнка в родильном доме.
  4. Жёсткий режим кормления, который может не соответствовать чувству голода у ребёнка, отсутствию или неэффективности сосания и докорму персоналом искусственной смесью в промежутке между кормлениями.
  5. Отсутствие контактов матери и ребёнка с другими членами семьи.
    Обычная больничная практика, принятая во многих странах, стереотипно исключает отца из процесса раннего взаимодействия со своим ребёнком. Тем не менее, новые научные наблюдения изменяют традиционное игнорирование роли отца. Наблюдение за поведением отца при первом раннем контакте со своим ребёнком привело к появлению термина «всепоглощение» для описания мощного, властного воздействия новорождённого на своего отца.
    Проспективные исследования показали, что, если в первые дни после рождения ребёнка отцы имели с ним контакт «глаза в глаза» суммарно в течение часа, а также всего два раза за эти дни переодели его, то по прошествии трёх месяцев они проявляли достоверно более заботливое поведение по отношению к ребёнку, чем отцы, не имевшие доступа к ребёнку в первые дни. Напрашивается логический вывод: не только мать, но и отец должен находиться с ребёнком после рождения для более быстрого и прочного установления обоюдной привязанности.
  6. Пеленание детей.
    («Рекомендуемое и поныне тугое пеленание, при котором насильственно вытягиваются ручки и ножки младенца, не только нарушает химическую теплоизоляцию, но и увеличивает поверхность теплоотдачи. Кроме того, тугое пеленание в какой-то степени препятствует нормальному кровообращению и может отрицательно сказаться на развитии нервно-мышечной системы. Наконец, тугое пеленание сразу же после рождения заглушает в ребёнке естественный «инстинкт свободы» (по И.П.ПАВЛОВУ - «рефлекс свободы»). Этот «восточный» обычай неосознанно вызывает у ребёнка привычку подчиняться, подавляет волю, затрудняет поиск своего «Я» и в конечном счёте весьма вредно влияет на психику развивающегося индивидуума.» (Из книги И.А. АРШАВСКОГО «Ваш ребёнок. У истоков здоровья», Москва, 1992 год, стр. 12.)

На факте пеленания детей следует остановиться особо. Обоснованием этой традиции, восходящей ещё к добиблейским временам, служило убеждение, что запелёнутый ребёнок более спокоен и меньше охлаждается. Не оспаривая это утверждение, нельзя не отметить негативные моменты пеленания, особенно тугого:

  1. Принудительное обездвиживание ребёнка, что, возможно, может повлечь за собой трудности становления его речевой функции.
  2. Лишение ребёнка тактильной стимуляции, то есть выключение одного из сенсорных каналов, влияющих на формирование привязанности.
  3. Возрастание риска развития респираторных инфекций. По данным турецких исследователей, риск развития рентгенологически подтверждённой пневмонии или инфекций верхних дыхательных путей у детей, которых пеленали, по крайней мере, 3 первых месяца жизни, был в 4 раза выше, чем у детей без пеленания.
  4. Возрастание риска дисплазии тазобедренных суставов.Исследования в Турции в конце 80-х годов на более чем 4 тысячах детей показали статистически значимую корреляцию между тугим пеленанием детей с разгибанием и аддукцией ног и дисплазией тазобедренных суставов.
  5. Возрастание риска «Синдрома внезапной смерти».

Реальность: естественных родов как раз и не получается.

Для начала при входе в роддом - чистилище, куда женщина идёт нагая словно Ева, оставляя за собой всю прожитую жизнь вместе с одеждой и обручальным кольцом. Только она, паспорт и обменная карта в состоянии проникнуть в чистилище. Последуем за ней. Путь этот похож на сошествие в ад, судя по женскому восприятию.

То чистилище, где царит круглогодичный карантин, прерываемый более-менее регулярными «мойками», когда чистилище закрыто вообще. Место, так труднопопадаемое для мужей, «постороних» для акта деторождения. Это то место, где иногда есть отдельные палаты и отведённое время для свиданий с мужем и ближайшими родственниками. Место, где её муж запросто может упасть в обморок. Место, где из неё, переболевшей странной девятимесячной болезнью под названием «Беременность», наконец появится тот, кто просится наружу так пугающе странно и непонятно. Виновник.

Словно голую Еву, её уводят от её единственного и неповторимого Адама, такого близкого и дорогого, уводят в неизвестность. Словно рабыне, проданной на невольничьем торге, ей бреют промежность и подмышки, ставят клизму и толкают всё дальше и дальше, прочь от привычного мира.

«Роженицы поступают в родильный дом обычно, когда начинается родовая деятельность. Они имеют на руках обменную карту из женской консультации, в которой отражены все особенности течения беременности. В приёмном отделении собирают анамнез, измеряют температуру тела, взвешивают, определяют рост, проводят основное исследование органов и систем, наружное акушерское исследование, производят осмотр шейки матки с помощью зеркал. Из уретры и шеечного канала берут мазки для выявления гонореи. Проводят анализ мочи на содержание белка, в случае необходимости выполняют другие исследования мочи и крови. После очистительной клизмы роженица подвергается санитарной обработке, переодевается в стерильное бельё и направляется в отдельную палату родильного блока, оборудованную для проведения родов и раннего послеродового периода.»

Цитата по книге АЙЛАМАЗЯН Э.К. «Акушерство», учебник для студентов медицинских институтов, Санкт-Петербург, издательство «Специальная литература», 1997 год, стр. 150.

«Санитарная обработка поступающих рожениц и беременных.

В комнате-фильтре приёмного покоя для поступающих рожениц и беременных пациентка снимает верхнюю одежду, получает обеззараженные тапочки. У поступающей роженицы (беременной) осматривают кожные покровы, измеряют температуру тела, проверяют её на педикулёз.

Санитарная обработка.

сбрить волосы в подмышечных областях одноразовым лезвием. сбрить волосы на лобке, сменив лезвие бритвы (предварительно лобок намылить стерильным жидким мылом при помощи ватного тампона на корнцанге). поставить очистительную клизму. после опорожнения кишечника пациентка остригает ногти на руках и ногах, принимает душ, используя твёрдое мыло в одноразовой упаковке и обеззараженную мочалку, вытирает тело простынёй и смазывает ногти рук и ног йодопироном.»

Цитата АНДРОСОВА Е.Н., ОВРУЦКАЯ З.Л., НОВИЦКИЙ С.Н. и МАРЧЕНКО А.М. «Акушерство и гинекология», учебное пособие для учащихся медицинских училищ, Москва, издательство «АНМИ», 1995 год, стр. 9, «Учебная карта манипуляции № 3».

Бритьё подмышек... Всех подозревать во вшивости?

Как же женщины воспринимают эти манипуляции со своей стороны?

«Сидеть в мрачном закоулке, едва освещаемом тусклой лампочкой, было тоскливо. Чтоб не дёргаться зря, я принялась читать плакаты, густо облепившие стену неопределённого цвета: «Аборт грозит бесплодием!», «Счастье материнства», «Дети - цветы нашей жизни» и так далее. Жду уже двадцать минут. С ума сойти, так и родишь здесь, на грязной кушетке... Наконец дверь приоткрылась, и высунувшееся из комнаты красное лицо с густо накрашенными губами что-то невнятно промычало. Я поняла, что мне можно наконец войти. Толстая тётенька, громко прихлёбывая чай из гранёного стакана, записала мои анкетные данные и громко скомандовала: «Раздевась!»

Вода в душе была еле тёплая, но я мужественно вымылась, выключила воду и прислушалась. В комнате уже никого не было, а за дверью почему-то раздавался жутковатый истерический хохот: «Ха-ха-ха, хи-хи-хи...» В душевой неуютно, холодно и мокро, но выходить не хотелось - в любой момент в комнату мог войти кто угодно. Наконец мне принесли полотенце размером с салфетку и рубашку на ребёнка лет двенадцати.

Пришёл совсем молодой юноша в белом халате, которого, видно, ничуть не смутил мой экстравагантный вид, и ехидно спросил: «Ну-с, когда рожать собираемся?» (Это был самый остроумный вопрос из всех им заданных). Он и отдал меня на растерзание крайне молчаливой женщины, объяснявшейся только жестами. Удивительно, но я её прекрасно понимала: в условиях, приближённых к экстремальным, мой мозг работал чётко и быстро. С огромным трудом я взгромоздилась на высоченный стул, и женщина с какой-то непонятной озлобленностью произвела обработку. На мои слабые заверения, что, мол, всё необходимое я сделала дома, она произнесла одно слово: «Положено». После процедуры она впервые помыла руки и гордо удалилась.

Посидев ещё минут двадцать, я всё же решила спуститься «с небес на землю» и не ошиблась - в приёмной, оказывается, уже допрашивали новую жертву, а обо мне просто забыли. После «обработки» мне уже было наплевать на то, что я хожу совершенно голая, и анкетируемая беременная проводила меня взглядом с нескрываемым ужасом. Толстая тётенька на сей раз с хрустом жевала огурец, вытирая пальцы о белый халат.

Наконец меня «сдали» в отделение, где постовая медсестра после настойчивых просьб всё же выдала мне больничный халат размера на три больше моего и тапочки, рассчитанные на слона. В блаженный миг, засунув замёрзшие ноги под одеяло, я вдруг почувствовала, что слабая боль переросла в сильную и тягучую. «Это нервы»,- подумала я. Прошло два часа. Боль заявляла о себе всё значительнее. Соседка по палате, заметив выражение моего лица, вдруг закричала: «У тебя же самые настоящие схватки, беги скорее к медсестре!» Выложив эту новость постовой медсестре, я вновь по её просьбе долго и нудно рассказывала, как моя фамилия, сколько мне лет и где я живу. При этом мой увлекательный рассказ периодически прерывался болями, от которых я теряла дар речи, и наш диалог явно затянулся. Наконец удовлетворённая, она поинтересовалась: «А ты уверена, что это схватки?» Но в ответ на мои слёзы всё же сообщила кому-то в телефонную трубку, что у неё тут «рожает одна».

И ушла. Правда, вскоре вернулась с баночкой зелёнки в руках: «Мажь быстренько этим ногти на ногах и руках, скидавай халат и больше его не надевай, он нашенский, в родилку так пойдёшь». В этот момент боль отступила, и я спросила: «А ногти-то зачем мазать?», и услышала всё то же злобное - «Положено!»

Ей-богу, всё это было бы смешно, когда бы не было так больно. Раскрашенная зелёнкой, как клоун, в коротенькой рубашонке и тапочках, спадающих с ног, я рысью бежала по коридору в родилку и тайно надеялась, что это недалеко. Моё путешествие неожиданно закончилось в палате с решётками на окнах, холодным каменным полом и кроватями, на которых, кроме клеёнки и грязной подушки, ничего не было. Впрочем, нет, на них ещё были четыре женщины, такие же зелёные и жалкие. Одна их них, увидев сопровождавшую меня медсестру, жалобно взвыла: «Сестра!», но та уже испарилась, и в дверях маялась я одна.

Изредка заходила акушерка, бросая на ходу веселящие душу реплики: «Не ори! Зачинала, небось, не орала!» и «Кто придумал в такую жару рожать?!» Через шесть часов непрерывного кошмара, окончательно отупев от боли, я спустилась с койки на холодный пол и, встав на колени, уткнулась головой в обшарпанную тумбочку. Мне чуть-чуть полегчало, но вошла акушерка, и я просто оглохла от её крика: оказалось, я уже рожаю, и мне нужно опять куда-то бежать, и опять быстро... Бежать я уже никуда не могла, но в покое меня никто оставлять не собирался - схватили и просто отодрали от пола.

Помню - я всё-таки бежала, было очень больно, и хотелось хоть секундочку передохнуть, но безжалостная рука толкала меня всё вперёд и вперёд. Помню - заставили поменять рубашку на чистую (как я это сделала, до сих пор не понимаю, клянусь, это был достойный цирковой трюк!) Но дальше - хуже: в зале меня ждал высоченный гинекологический стол, на который мне любезно предложили вскарабкаться. И представьте себе! Русская женщина, оказывается, способна не только коня на скаку остановить и в горящую избу войти, но и благополучно разродиться в лучшем в мире советском роддоме!

Спустя некоторое время всё кончилось.

... Мне показали синего ребёнка: «Нравится?» На мой вопрос: «Кто это, мальчик?» акушерка рявкнула: «Слепая, что ли?» и снова гордо ушла. Но мне уже было всё равно. Как и другие роженицы, я два часа лежала на каталке в коридоре. А впереди нас ждала ночь на раскладушках в соседнем родзале и - целая жизнь на то, чтобы суметь поверить: материнство - это всё-таки счастье...» (Вот такое дивное письмо К. НИЛОВА из Ленинграда «Рассказ моей жены» опубликовала не так давно газета).

Итак, попробуем заглянуть в роддом. Ну, скажем, числа этак первого марта 1997 года. Родов не много. Можно женщине уделить больше внимания по-Блошанскому. Далее распишем подробненько всё, что происходило в ту пору.

В предродовую палату одного из роддомов Москвы поступила в 10.30 роженица Евгения С-на, 1965 года рождения. Образование высшее, экономическое. Беременность по счёту шестая, роды вторые. Первые роды были двенадцать лет тому назад и длились примерно 20 часов. В роддом поступила 17.02.1997 года. Лежала в палате патологии беременности. Каких-либо отклонений в текущей беременности не было. По анамнезу не видно ничего. По словам чувствовала себя прекрасно. Лечь в роддом сказала акушерка женской консультации. Вот она ваша плановая госпитализация. Что значит «меня положили»? Положили словно бесчувственное полено, неодушевлённый предмет и обращаться будут соответственно. Всегда нужно говорить сценарий «с моего согласия и по доброй моей воле меня положили в родильный дом и чинят надо мною безобразия»! Женщина почти две недели была без близких, без прогулок на свежем воздухе, без привычных атрибутов нашей милой семейной жизни в атмосфере постоянных разговоров о патологии, когда и сам перестанешь сомневаться в собственной увечности. Перед поступлением в предродовую комнату ей побрили лобок, поставили клизму и прокололи плодный пузырь. (ВОЗовскими материалами не рекомендуется производить разрыв мембран на ранней стадии родов как необоснованный с научной точки зрения. Нет показаний к тому, чтобы сбривались волосы на лобке или ставилась клизма перед родами. Клизма и бритьё... «Эти процедуры широко распространены, хотя научное исследование показало, что они бесполезны и являются для женщин источником дискомфорта и унижения». Уже в 7 из 10 обследованных стран... имеются больницы, где проводится эксперимент по прекращению этих процедур)

В 10.00 1.03.97 у неё отошли воды в результате прокола пузыря. Качество и количество вод - светлые, умеренные. По всем ощущениям это были передние воды. На обложке «истории родов» отчётливым почерком записано крупными буквами «УМЕР». Это так безвестный врач-«писатель» сократил словосочетание «умеренные (воды)» до словечка «умер» без всякой задней мысли. Но всё-таки, судари... На титульном листе вашей истории писать такое слово - это же фатализм. По мнению психолога, кпн БОРОВИКОВОЙ Н.В. слово «умер» - это ожидание события.

В 10.45 в предродовую палату поступила роженица Света Д-ва. Возраст 37 лет. Работает продавцом в универмаге. Третьи роды. О своих первых родах сказала, что общее время родов - чуть более суток. Безводный период 10,5 часов. В результате ребёнка выдавили. (Метод КРИСТЕЛЛЕРА, «выдавливание», запрещён и у нас в России уже Бог знает сколько лет) Вторые роды длились 8 часов. Вес ребёнка 4 кг.

В данных родах она лежала в палате патологии беременности. В наличии астматический компонент. Все роды пользовалась ингалятором. Она была также побрита, ей поставили клизму и прорвали пузырь. Все воды отошли в 9.25. В роддом легла по блату. Её знакомая в предродовой просила дежурную бригаду акушеров помочь роженице. Сама Света в родах вела себя плохо. Она плохо переносила боль. У неё сохранялось состояние очень повышенной тревожности. Умоляла всех окружающих сделать кесарево сечение. (Ведь ложилась по блату. Пусть помогают) На что от ведущего акушера, руководителя бригады, получила очень глубокомысленный ответ: «Ты знала, на что шла». Опять же по мнению психолога БОРОВИКОВОЙ «Это звучит как приговор и обещание: «Да это ещё только начало»...». Сей достойный ответ сопровождается невысказанной угрозой.

И поскольку рожающих в это утро больше не поступало, попробуем отследить их роддомовскую участь.

11.20.
Следует первый укол. Синестрол, тиамина бромид, ношпа и окситоцин в одном шприце по одной ампуле каждого препарата. Этот коктейль идёт обеим женщинам одновременно. Укол производится внутримышечно в ягодицу. (Не следует вызывать роды в целях удобства; провоцирование схваток должно производиться в случаях особых медицинских показаний)
У Жени схватки идут интенсивно с интервалом 3 минуты. Она попросила обезболивание. У Светы схваток нет.

12.50.
Редкие схватки начинают появляться и у Светы. Ей вводят внутривенно с использованием резинового жгута в правую руку в районе локтевого сустава коктейль: папаверин и дибазол. Давление у неё 140 на 80. (При постановке внутривенной инъекции шприцом промахнулись мимо вены. В результате раствор препарата начал идти мимо, стал появляться огромный кровоподтёк. Рабочий термин акушеров - «Дует» - от глагола «дуть»). Подошла анастезиолог и поправила шприц правильно. До этого внутривенную инъекцию пыталась не совсем удачно сделать ученица. После инъекции иглу шприца оставили на месте для последующих лекарств.
Сразу же за этим обеим женщинам вводится внутримышечно следующий коктейль: реглан, окситоцин, синестрол, витамин В 12, эфир. Всё вводится одним шприцом в ягодицу.

14.30.
Жене дают полтаблетки анаприлина под язык до полного рассасывания.

15.00.
Обоим женщинам делают укол внутримышечно в ягодицу. Очередной коктейль: но-шпа, синестрол, тиамина бромид и эфир. Это так называемый ФОН.

15.45.
Жене вводится обезболивающее внутривенно. (Наконец-то дождалась.) Коктейль: димедрол, папаверин, промедол, глюкоза 10 мл. (Во время родов следует избегать практикуемого применения болеутоляющих и анестезирующих лекарств). И ещё кое-что. Поступая в родильный блок, не надейтесь, что вас там накормят или напоят. Стонут долгие часы женщины со словами «Пить! Пить!». Не положено. Кто и зачем положил, неизвестно. Подобно тяжелораненным в брюшину бойцам им питьё не положено (патология как-никак). Так и мучаются. И приходится изредка сердобольным людям проносить им под полой халата стакан воды из-под крана в обход Её Величеству Минздравовской инструкции. Не дай Бог увидят!!! Пить рожающим женщинам не дают, чтобы у них не началась рвота от обилия лекарств.

15.50.
Свете вводят внутривенно содержимое сразу трёх шприцов подряд один за другим. Очередной коктейль в её кровеносную систему: эуфиллин, промедол, супрастин (2 ампулы), натрия оксибутират, глюкоза, атропина сульфат (2 ампулы). Причём и Жене и Свете ввели одинаково промедол 2 % - 1 мл., супрастин 2 % - 2 мл., атропин 0,1 % - 0,5 мл., оксибутират натрия - 10 мл. Свете же дополнительно добавили эуфиллин 2,4 % - 10 мл., оксибутират натрия - 10 мл. Это так называемый МЕДИКАМЕНТОЗНЫЙ СОН. Психика девочек быстро тормозится. Они проваливаются в сон. Схватки у них протекают с той же периодичностью, хотя внешне и менее заметно. У Светы схватки через 5 минут по 40 секунд. Давление у Светы 140 на 100. На схватке артериальное давление составляло 145 на 100 мм ртутного столба. В перерывах между схватками 115 на 75. Шейка дистацированная.

16.00.
Обеим женщинам одновременно вводится внутримышечно промедол 2 % по 10 мл.

17.00.
Медикаментозный сон действовал примерно 1 час. Женщины находятся в положении лёжа на кровати посреди «кричалки». По мере надобности они в состоянии сходить в находящийся неподалёку туалет. Их стандартная форма одежды - казённая нижняя рубашка. На кровати у них есть одеяло с немудрящим больничным бельём. Если до этого часа женщина могла вставать (но только строго в туалет, а не так просто шляться по комнате. Рекомендуется во время схваток ходить), то сейчас им ставится капельница на правую руку. И начиная с этого момента женщины с кровати уже не встают. Им периодически подкладываются судна и ставятся резиновые катетеры. (А вы сами попробуйте лёжа помочиться! Это не так просто) («Внутривенный «капельный» метод вливания синтетического окситоцина был впервые популяризирован THEOBALD с соавторами в 1948 году. До этого экстракты передней доли гипофиза часто вводились внутримышечно с переменным или непредсказуемым эффектом, иногда вызывая опасный спазм матки или её случайный разрыв. Продолжительная неподвижность, необходимая при установлении капельницы, и нарастающая боль вызывают значительный дискомфорт у рожениц, поэтому успех будет одноразовым, так как женщина может больше никогда не позволить себе забеременеть, лишь бы не повторять такую процедуру.» Цитата по книге Дж. БРАУНА, Г.ДИКСОНА «Антенатальная охрана плода», Москва, «Медицина», 1988 год, стр. 288.) Любопытный читатель или читательница, интересующаяся тем, как там..., может просчитать время неподвижного пребывания рожениц самостоятельно, При этом нужно учесть, что и лёжа на кровати невозможно повернуться с бока на бок. И с этого момента они, бедные или богатые, вынуждены лежать на правом боку до того момента, пока не приспеет им время тащиться в «родилку». Основное содержимое капельницы - 500 мл изотонического раствора хлорида натрия 9 %. И все капельницы прокапываются до их полного опустошения. Жене добавляется шприцом в капельницу энзапрост-Ф для подготовки шейки матки. Свете в капельницу добавляется окситоцин.

19.00.
Жене в капельницу ещё добавляется окситоцин 5,0 мл.

19.07.
Свете внутривенно вводится глюкоза с окситоцином. (Это помимо капельницы).

19.10.
Жене вводится внутривенно метацин, анальгин, глюкоза, окситоцин.

(20.30.)
Света переводится с капельницей на каталку и поступает в родовой блок. В родовом блоке она укладывается на спину - традиционная поза российских роддомов. (Каждая женщина должна свободно решать, какое положение ей принять во время родов) Ей делается укол метилэргобревина. Наготове маска и фторотан в аэрозольной упаковке. При родах используется метод КРИСТЕЛЛЕРА - насильственное выдавливание ребёнка акушерскими руками. Причём в данном случае вытуживали в четыре руки. Женщина-акушер сделала упор спиной в находящуюся за кроватью РАХМАНОВА стену. Прохождение ребёнком костного таза и наружного вульварного кольца происходит за две потуги. Рассечения промежности не было. Ещё бы - третьи роды!!! Но само рассечение промежности, эпизиотомия, требует дополнительных лекарств, о которых я здесь и не упоминаю. (ЭПИЗИОТОМИЯ В РОДАХ. «Уровень или отсутствие интереса профессиональных работников здравоохранения к проблемам, с которыми сталкиваются женщины после родов, может, по-видимому, быть проиллюстрирован путём краткого описания последствий проведения эпизиотомии для дальнейшей половой жизни женщины. Несколько лет назад начались исследования, результаты которых свидетельствовали о том, что для подвергшейся эпизиотомии женщины половое сношение становится болезненным. В дальнейшем в медицинской и немедицинской литературе стали появляться данные о том, что реальные последствия этой процедуры таковы. Совсем недавно было проведено контролируемое исследование по методу случайной выборки, согласно результатам которого подвергшиеся эпизиотомии женщины восстанавливали свою половую функцию значительно позже, чем женщины, не подвергавшиеся при родах этой процедуре, даже если последние испытывали естественный страх. Но до сих пор нет никаких признаков того, что появление информации о таких последствиях эпизиотомии что-либо изменило в сфере широко распространённого (зачастую рутинного) применения этой процедуры и что женщинам стали сообщать о возможности таких последствий, когда рассматривается вопрос о необходимости эпизиотомии. Только в одной из 22 стран Европы есть больницы, в которых женщинам предоставляется возможность самим принимать решение о рассечении тканей влагалищного отверстия.» Это цитата из отчёта об исследовании Всемирной организацией здравоохранения «Рождение ребёнка в Европе», Европейское региональное бюро, Копенгаген, Дания, 1988 год, стр. 142) И ещё раз, чтобы получше запомнить - Систематическое применение эпизиотомии не оправдано. После Вашего зашивания эпизиотомии роженице ни чихнуть, ни пукнуть длительное время нельзя: каждое напряжение отдаётся сильной болью в промежности!

21.05.
Рождается девочка. Пискнула сразу. Ребёнка из промежности принимала женщина-педиатр. Пуповина пульсировала. Недалеко от промежности хорошо виден истинный узел на пуповине, хотя и совсем не затянутый. Показали его матери, попугав её при этом, дескать плохо вела себя в родах, могли и неприятности произойти от твоего плохого поведения. На пуповину не мешкая наложили два зажима Кохера и её пересекли. Ребёнка на подносе оттащили в детскую, переложили на пелёнки, небрежно закрыв его, и к нему на протяжении 15 минут никто не подходил. Только после того, как разобрались с матерью, педиатр занялась ребёнком. У Светы после родов верхнее давление было 148. Ей сделали укол дибазола, папаверина и реланиум. Плаценту родили за пять минут, выдавив её ручным пособием через брюшную стенку. Сразу же после родов на матку положили лёд. Кровотечения не было. Не было разрывов, плацента была целая. Ребёнка только показали матери из акушерских рук. Показали, что это девочка и не дали в руки. А мать и не просила. После этого родильницу на каталке вывезли в коридор. И часа полтора-два она находилась там. (Это рутинная акушерская практика, когда женщина обязана пару часов отлежать рядом с операционной: а вдруг ей срочно понадобится операционная?) Никто к ней не подходил. Сразу после родов бригада словно испарилась в пространстве. Остались лишь педиатр и операционная сестра.
Ребёнка после некоторого забытья начинают обрабатывать. Он находится в какой-то прострации, не издаёт ни единого звука. Ещё бы! В них двоих столько лекарств вкачали!!! Поневоле наркоманом станешь. Никто не слушает его сердцебиения или дыхания. Очень необычное состояние у ребёнка, но все спокойны. Педиатр закапывает ему в глаза левомицетин одноразовым шприцом без иглы, предварительно разведя ребёнку веки двумя кусочками марли. После этого вазелиновым маслом при помощи большой пелёнки с кожи ребёнка смывается-счищается слой первородной смазки, которая весьма обильна. В результате тело ребёнка становится жирным, чистым и блестит как натёртый самовар. ( чукчи раньше детей натирали ворванью) (Не закапывать в глаза новорождённому ни раствор ляписа, ни сульфацил натрия, если для этого нет показаний. Это часто вызывает конъюнктивит у ребёнка (особенно ляпис - до 80 % случаев); другие побочные действия не изучались. Не удалять первородную смазку с кожи ребёнка в течение первых суток, так как в ней содержатся полезные вещества, всасывающиеся в кожу -Рекомендации Б.П.НИКИТИНА из книги «Детство без болезней», Санкт-Петербург, издательство «Комплект», 1996 год, стр. 67). Затем ребёнок взвешивается и измеряется. Вес - 3200 г, рост - 49 см, окружность головы 34 см, окружность груди 35 см. После этих перечисленных процедур ребёнок заворачивается в пелёнки и одеяло, после чего он и уносится в детское отделение. За всё время процедур, повторяю, ребёнком не было произнесено ни звука. Рефлексы не проверялись, состояние ребёнка по шкале Апгар не оценивалось, и, видимо, эти данные будут записываться позже во все необходимые документы. (Здоровый новорождённый должен оставаться с матерью, когда это позволяет состояние их здоровья. Ни один процесс наблюдения за здоровым новорождённым не оправдывает разлучения его с матерью. Следует поощрять кормление новорождённого грудью без промедления, даже ещё до того, как мать покинет родильную комнату. Причём это не символическое прикладывание к груди на пять-пятнадцать минут, а полноценное кормление до часа! Нельзя уподоблять это первое кормление, очень важное для новорождённого, торжественному перерезанию красной ленточки подле нового здания.)
А как же Женя?

22.05.
До этого момента она оставалась одна абсолютно, так как все (человек 5-7) ушли в родовую комнату рожать Свету. В это время она предоставлена сама себе. И вот в 22.05. о ней вспоминают. Немая картина «Врачи прилетели!». Ей делается очередной укол. И так далее. Результат родов у Жени?

23.56.
Родилась девочка. Её также выдавили КРИСТЕЛЛЕРОМ. Изо рта, носа, ушей пришлось отсасывать коричневую жидкость. По шкале Апгар её оценили в 8 баллов. На её плечи после рождения была наброшена пуповина, которую пришлось снимать. Женю после родов зашивали: была эпизиотомия. А значит, и дополнительные лекарства.
А сколько лекарств им ещё предстояло проглотить за оставшиеся пять роддомовских дней!

В родах применялись: (по мере их вкалывания)

Синестрол 2 % раствор Ампулы по 1 мл. Тиамина бромид 6 % раствор Ампулы по 1 мл. Ношпа   Ампулы по 2 мл. Окситоцин 5 МЕ в ампуле Ампулы по 1 мл. Папаверина гидрохлорид 2 % раствор Ампулы по 2 мл. Дибазол 0,5 % раствор Ампулы по 2 мл. Реглан (метоклопрамид)     Витамин В 12 (цианокобаламин) по 0,2 мг в ампуле Ампулы по 1 мл. Эфир     Анаприлин (пропранолол) таблетки   Димедрол (дифенгидрамин) 1 % раствор Ампулы по 1 мл. Промедол (тримепиридин) 2 % раствор Ампулы по 1 мл. Глюкоза 40 % раствор Ампулы по 10 мл. Эуфиллин (аминофиллин) 2,4 % раствор Ампулы по 10 мл. Супрастин (хлоропирамин) 2 % раствор Ампулы по 2 мл. Атропин 0,1 % раствор Ампулы по 0,5 мл. Атропина сульфат 0,1 % раствор Ампулы по 1 мл. Натрия оксибутират 20 % раствор Ампулы по 10 мл. Хлорида натрия изотонический раствор 9 % Бутыль по 500 мл. Энзапрост-Ф по 5 мг в ампуле Ампулы по 1 мл. Метацин (метоциний) 0,1 % раствор Ампулы по 1 мл. Анальгин (метамизол натрий) 50 % раствор Ампулы по 1 мл. Метилэргобревин   Ампулы по 1 мл. Фторотан (для маски) (галотан)     Реланиум (диазепам)     Левомицетин (для обработки глаз новорождённого)     Вазелиновое масло    

Давайте посмотрим на противопоказания и последствия столь интенсивной лекарственной терапии в родах. Материалы приводятся и излагаются по книгам:

  1. И.В.МАРКОВА и Н.П.ШАБАЛОВ «Клиническая фармакология новорождённых» (руководство), Санкт-Петербург, издательство «Сотис», 1993 год. Авторы издания - вполне уважаемые медики. Николай Павлович ШАБАЛОВ - доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой детских болезней Военно-медицинской академии и кафедрой педиатрии с курсами перинатологии и эндокриналогии Санкт-Петербургской педиатрической академии. Его перу принадлежит и двухтомник «Неонатология».
  2. О.И.КАРПОВ и А.А. ЗАЙЦЕВ «Риск применения лекарств при беременности и лактации», справочное руководство, Дюссельдорф, Киев, Москва, Санкт-Петербург, издательство «БХВ - Санкт-Петербург», 1998 год.
  3. Н.П.ШАБАЛОВ «Неонатология», Санкт-Петербург, издательство «Специальная литература», 1995 год, том 1.

Итак, как же сказывается интенсивная лекарственная терапия на только что родившемся ребёнке?

Анальгин «Применение в больших дозах или длительное лечение может приводить к анемии, нарушению функций печени и почек. Возможно появление сыпи у ребёнка.» («Риск...», стр. 235) Анаприлин «Может задерживать рост, вызывать гипогликемию, брадикардию, депрессию дыхания, гипербилирубинемию, полицитемию, тромбоцитопению, гипокальциемию, судороги у новорождённых, чьи матери получали анаприлин.» («Риск...», стр. 54) Атропин «У новорождённых детей, в отличие от старших детей и взрослых, атропин способен угнетать ЦНС, в том числе структуры мозга, регулирующие дыхание.» («Фармакология...», стр. 184) «Атропин и алкалоиды беладонны, назначенные в большом количестве, могут привести к тахикардии плода. Атропин, введённый в родах в дозе 0,01 мг на кг (внутривенно или внутримышечно) уже через 5 минут повышает частоту сердечных сокращений плода, персистирующую в течение часа. Концентрация атропина в пуповинной крови составляет 24-87% от уровня его у матери.» («Фармакология...», стр. 58) «Атропин легко проникает в ЦНС и у новорождённого может вызвать её угнетение, а у детей с поражённым мозгом - лихорадку. К тому же он сравнительно медленно выводится из организма. Нежелательные эффекты: тахикардия (максимально выражена через 12-16 минут после приёма), сердечные аритмии, вздутие живота, тенденция к запору.» («Фармакология...», стр. 219). Глюкоза «Вливание растворов глюкозы и солей роженице может повлиять на водно-солевой и другие виды обмена новорождённых, их адаптацию к новым условиям жизни.» («Фармакология...», стр. 58) Димедрол «Димедрол назначают в качестве противоаллергического и противорвотного средства. Приём матерью незадолго до родов 150 мг димедрола может привести к возникновению у ребёнка генерализованного тремора и поноса через несколько дней после рождения. Известно, что тремор и другие гиперкинезы - типичные явления интоксикации димедролом. При длительном приёме матерью димедрола у ребёнка могут развиться явления «лишения» (беспокойство, повышенная возбудимость, судороги).» («Фармакология...», стр. 57) «Применение при беременности потенциально опасно из-за возможного развития расщелин нёба, гипоспадии, дефектов глаза и уха, дефектов межжелудочковой перегородки, мальформации диафрагмы. Проникает в грудное молоко. Может вызывать сонливость у ребёнка.» («Риск...», стр. 95) Левомицетин «Особенно опасны... вещества, характеризующиеся небольшой терапевтической широтой и потому назначаемые в дозах, близких к токсическим. Речь идёт о... левомицетине, назначение которого требует постоянного контроля (мониторинга) за его концентрацией в плазме крови.» («Фармакология...», стр. 96) «В связи с выраженным угнетением кроветворения и другими побочными эффектами рассматривается в качестве препарата резерва. Противопоказан при беременности и лактации» (А сразу же после родов идёт на пользу?) («Риск...», стр. 266) «Нельзя полностью исключить влияния на костный мозг, флору кишечника ребёнка. Описаны случаи рвоты, вздутия живота у ребёнка, отказ от кормления.» («Риск...», стр. 296) Натрия оксибутират, (ГОМК) Неингаляционный стероидный наркотик, «g-Оксимасляная кислота (ГОМК), натрия оксибутират используют (обычно после предварительного введения промедола и димедрола) для базисного наркоза, а также для лечения слабости изгоняющих сил и дискоординации родовой деятельности. Если нет сопутствующей акушерской патологии, то состояние новорождённого в первые минуты после рождения обычно хорошее, оцениваемое по шкале Апгар в 7-8 баллов, без наркотического угнетения. Всё же ГОМК лучше вводить не позднее чем за 2 часа до завершения родов.» («Фармакология...», стр. 35) «Недостатком следует признать медленное развитие лечебного эффекта, что предполагает проведение более длительных курсов лечения с использованием больших доз.» («Риск...», стр. 194) Окситоцин «Вызывает гипонатриемию у новорождённого, которая может привести даже к судорогам. Гипербилирубинемия. Повышает перинатальную смертность и поражения сетчатки глаз при переношенной беременности.» («Неонатология...», стр. 54) Промедол «Наркотические анальгетики промедол и петидин обычно безопасны и для матери, и для ребёнка. Однако при неблагоприятном стечении обстоятельств (патология беременности, недоношенность, асфиксия в родах, назначение других лекарственных средств) названные препараты всё же могут вызвать угнетение дыхания у новорождённого. Поэтому для устранения названного осложнения всегда наготове надо иметь антагонисты наркотических анальгетиков - налорфин, налоксон.» («Фармакология...», стр. 29) Ганглиоблокаторы (бензогексоний, пентамин и пр.) акушеры используют (часто в комбинации с промедолом и пипольфеном), но осторожно, так как, снижая АД у матери, они могут ухудшить маточно-плацентарный кровоток. Описаны случаи смерти плода в связи с внутриутробной гипоксией, а также из-за паралитического илеуса у матери и плода. Зарубежные акушеры эти препараты не применяют.» («Фармакология...», стр. 50) «Промедол от других наркотических анальгетиков отличается меньшим угнетающим влиянием на дыхание и меньшей способностью вызывать у детей судороги, а также наличием спазмолитического действия на гладкую мускулатуру.» («Фармакология...», стр. 180) «Быстро проникает через плаценту и может вызвать наркотическую зависимость у плода и, в дальнейшем, у новорождённого. Формирование наркотической зависимости у плода весьма вероятно. Вызывает депрессию дыхания у новорождённого. Продолжительность депрессии - 1 час и более после родов. Изменения на ЭЭГ сохраняются ещё в течение нескольких дней. Может вызывать слабость, сонливость, угнетение функций печени у ребёнка.» («Риск...», стр. 240, 230) Реланиум «При передозировке у новорождённых, помимо угнетения дыхания (в тяжёлых случаях. Вот он где нужен, ваш кювез - чтобы устранить последствия лекарственной интоксикации!!! Сколько же машин помогает Вашему ребёнку дышать в роддоме после такого лекарственного воздействия, а точнее сказать лекарственной интервенции!), возникают сонливость, вялость, угнетение сосательного рефлекса, мышечная слабость, гипотония и гипотермия. Эти нежелательные явления могут длиться несколько дней, нарушая адаптацию новорождённого к новым условиям жизни.» («Фармакология...», стр. 166) «Применение реланиума во время родов не является безопасным из-за возможных гипотонии, летаргии, тремора, гипертонуса, диареи и рвоты новорождённого.» («Риск...», стр. 207) Фторотан «Фторотан нарушает функцию сердечно-сосудистой системы матери, подавляет сокращения матки, снижает её реакцию на окситоцин. Он же угнетает ЦНС плода и новорождённого, степень угнетения пропорциональна длительности его вдыхания матерью.» («Фармакология...», стр. 35) «Спонтанные аборты и множественные пороки развития (у персонала, работающего в операционных). Депрессия новорождённого.» («Неонатология...», стр. 47) Эуфиллин «Несмотря на продолжительное использование в клинической практике мехинизмы действия остаются неясными. Может вызывать тахикардию плода, повышать возбудимость новорождённых и вызывать рвоту у них. Обладает токолитическим эффектом, снижает агрегацию форменных элементов крови. Может оказывать возбуждающее действие на ребёнка.» («Риск...», стр. 81, 88)

Я уж не говорю про то, что в роддоме с этой вечной спешкой «давай-давай!» вытаскивают из чрева полузадушенного младенца. Что такое асфиксия? Страдания от нехватки кислорода у ребёнка в родах называются асфиксией. Но если взрослого неподготовленного человека заставить пробежать вдогонку за автобусом или троллейбусом метров этак 300, то и у него будет самая настоящая асфиксия! Гоните плод по родовым путям, гоните! Быстрее, быстрее, мы спасём тебя! Прими, мать, очередную дозу стимуляторов. Тужься, мать, ещё разок да посильнее. Ты получишь, наконец, своё дитя в асфиксии!

Но кто-нибудь пробовал просчитать весь лекарственный коктейль в рожающей женщине? Целый арсенал лекарств, которые не совместимы друг с другом (а то и с жизнью вообще!) или усиливают отрицательное воздействие на организм ребёнка! Побочные эффекты всех лекарств в родах, их усиление или дополнение друг друга ни один компьютер не просчитает! При том изобилии лекарств, когда женщине вводится до 600 мл биологически активных веществ (обладающих преимущественно гормоностимулирующим действием) за одни «нормальные» роды. Можно ли такие роды считать нормальными? И роды ли это вообще? Может быть, это битва за жизнь человека, как наша ежегодная битва за урожай? Ни в одной стране мира нет регулярных битв за урожай. Только у нас вошло в привычку поначалу прошляпить всё что можно, а уж потом засучать рукава и созывать народ расхлёбывать чужую беду. Кто ответит за подобные издевательства? Год валяем дурака - получаем битву за урожай, девять месяцев занимаемся ерундой - спасаем и мать и ребёнка! Может быть именно под воздействием таких лекарственных коктейлей и запомнились Дарье АСЛАМОВОЙ роды такими сюрреалистическими до мистического ужаса переживания собственной смерти. Ведь не могут столь интенсивные вливания лекарств в покорного и беззащитного человека не отразиться самым губительным образом на его психике. И, что ещё страшнее, на психике рождающегося человечка, будущего подопечного врача.

«Многокомпонентное обезболивание, включая ингаляционные и внутривенные средства, способно обеспечить полное и длительное выключение болевой чувствительности лишь при использовании последних в относительно высоких концентрациях, что вызывает нарушение сознания и потерю самоконтроля у роженицы, проявление токсического воздействия.» (ЛАНЦЕВ Е.А., АБРАМЧЕНКО В.В. и БАБАЕВ В.А. «Эпидуральная анастезия и аналгезия в акушерстве», Свердловск, издательство Уральского университета, 1990 год, стр. 6)

«К сожалению, через плацентарный барьер проникает в тех или иных количествах большинство препаратов, применяемых в акушерской анастезиологии. На степень проникновения лекарственных веществ через плаценту влияет целый ряд факторов - их относительная молекулярная масса, концентрация в крови, растворимость в липидах, степень ионизации. Наиболее легко проникают через плаценту ионизированные вещества, растворимые в липидах, имеющие относительную молекулярную массу менее 1000. Препараты с молекулярной массой менее 300 проходят через плаценту, практически не задерживаясь, а при молекулярной массе более 1000 - в минимальных количествах. Легко проникают плацентарный барьер и вызывают депрессию плода и новорождённого морфин, промедол, барбитураты (тиопентал-натрий, гексенал), фторотан, эфир, вещества, стимулирующие сократительную деятельность матки (большие дозы окситоцина и др.)

Депрессивное действие на плод оказывают также местные анестетики, применяемые во время родов (новокаин, тримекаин, лидокаин).» (МИХЕЛЬСОН В.А., КОСТИН Э.Д., ЦЫПИН Л.Е. «Анестезия и реанимация новорождённых», Ленинград, издательство «Медицина», Ленинградское отделение, 1980 год, стр. 282)

«Любое лекарство вредно для младенца, так как происходит «зачумление» его мозга наркотическими средствами.» Это мнение профессора И.А.АРШАВСКОГО цитируется по книге Л.А.НИКИТИНОЙ, Ж.С.СОКОЛОВОЙ и Л.А.БЛУДОВОЙ «Родителям XXI века. Как воспитать здорового ребёнка», Москва, издательство «Знание», 1998 год, стр. 69.

«Можно привести огромное количество примеров вредного воздействия лекарственных препаратов, начавшееся в период беременности и окончательно проявившееся через 10-15 лет.» ( ШАПОШНИКОВ А.В., профессор, дмн, «Ятрогения. Терминологический анализ и конструирование понятия», Ростов-на-Дону, издательство РИЦ ЗАО «Комсомольская правда - Ростов», стр. 70) Ведь Вы, сударь БЛОШАНСКИЙ, не усидите в кресле следующие 20 лет, чтобы узнать, правы Вы или нет! Кого же нам придётся ругать через 20 лет? Опять всё списать на стихийность российской жизни? Есть такое понятие «ненормативная лексика». Ну, а если роды «ненормативные»? Их что, исправлять нужно? Кто же в здравом уме опирается на сиюминутно незыблемые нормы акушерской науки, бредущей неизвестно куда? Те нормы, которые каждые 10-15 лет заменяются новыми? Положено делать так, а не иначе, потому что «положено»? Женщины не в состоянии рожать по последней «парижской моде»!

Вопрос, на который никто из врачей не удосужится ответить: Будет ли нормальной психика ребёнка и его здоровье после таких «нормальных» родов? Исследования показывают, что нет. (Об этом чуть ниже)

Именно поэтому «во время родов некоторые мужья предстают во всей своей ранимости. «Стоит такой плечистый, накачанный, лет ему под сорок, и рыдает в три ручья,- рассказывала мне доктор,- А один просто по стенке сполз, пришлось нашатырём откачивать». Между прочим, в контракте первая помощь мужьям не предусмотрена.» («Московский комсомолец», 4 февраля 1994 года) Тут того гляди и сам сползёшь по стенке от таких нормальных родов!!!

Бесконечные отговорки, существующие для того, чтобы «держать и не пущать» мужей в роддома, согласитесь, используются подчас самые примитивные. Не психика у мужей слабая, а интенсивность издевательств слишком большая. Вам уже не понять, что далеко не праздное любопытство тянет неразумных мужей посмотреть на окровавленную жену с беззащитно задранными высоко вверх ногами, а попытка защитить её женское достоинство и своё право найти место отца в первых мгновениях жизни собственного ребёнка. Защитить и одухотворить сам процесс рождения. Мужик в доме нужен не только для оплодотворения и забивания гвоздей. Как не понять Вам и того, что в норме не должно быть ни крови, ни задранных ног. И всё действо под названием «роды» не должно напоминать ритуальный кровавый фарс в угоду божеству по имени Современное Научное Акушерство.

«Безответственное применение новейших методов превращает современную терапию в область гораздо более опасную, чем хирургия. Пациент в наших больницах по-гулаговски бесправен.» Таково мнение профессора КРЕЛЯ из Санкт-петербурга. (Ирина СИЛУЯНОВА «Человек и болезнь», Москва, издательство Московского подворья свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1998 год, стр. 10)

У А.А. УХТОМСКОГО есть «Учение о доминанте». Так вот у современных родильных домов такая доминанта, что иногда не только повторно рожать не хочется, но и наоборот, хочется выброситься из окна, или прореветься и заречься никогда более не беременеть. И Вы ещё смеете ратовать за это и только за это! «Наши руки не для скуки». Да, Ваши руки все в мозолях от скальпелей, обагрены лишней кровью.

Как говорит кандидат медицинских наук, главный врач Клиники акушерства и гинекологии Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, Дмитрий Георгиевич КРАСНИКОВ (публикация журнала «Женское здоровье», ноябрь-декабрь 1998 года, стр. 64-65): «На родах должны присутствовать, как минимум, акушер-гинеколог, акушерка, анестезиолог, неонатолог или педиатр, операционная сестра». Как максимум следует к вышеназванным приплюсовать всё приёмное отделение вместе с няней, бреющей подмышки, поломоек, повара с кухаркой, кастеляншу с автоклавщицей, медстатистика с хирургом, зав роддомом вкупе со своим замом. И все будут кормиться Вашими родами. Никто из них не будет бездействовать сам и не допустит бездействия от других. «Бабка за дедку, дедка за репку...» Так и живут-поживают. Только «репки» каждый раз новые.

Я охотно допускаю, что столь жёсткое интенсивное ведение родов действительно спасает жизнь и женщины и младенца. Оно носит полуофициальный термин «лекарственная интервенция». Как в войну против ещё не рождённой или только рождающейся России. Интенсивное ведение родов лишь в отдельных конкретных случаях необходимо. Я думаю, что поголовное ведение родов в подобном ключе ни в малой степени не оправдано. А наоборот, вызывает аллергические реакции и даже реакции отторжения у большинства здравомыслящего населения. Зачем относиться к роддому как к оружию массового поражения? Если вы все такие смелые, то идите в родильный дом и рожайте себе то «младое племя», которого вы и заслуживаете. Ни одно лекарство не вылечит Вас от глупости! Идите и хлебните минздравовского зелья и горюшка! «Дорога дальняя в родильный дом...», где есть специальные «комнаты» для свиданий.

Не нужно из родов устраивать спортивный марафон. Женщина рожает в самом расцвете собственных сил и уже поэтому она рожает правильно и хорошо, если не мешать ей всяческими излишними процедурами. Но в родильном доме не бывает лёгких родов. Как мне одна мама сказала «Нужно было иметь опыт двух домашних родов, чтобы правильно родить в роддоме!». Но ведь большинство же женщин - это новобранцы-первородки. Они же потом зарекутся на всю жизнь попадать к Вам! Вас это устраивает? Нас нет!!!

Все Ваши сообщники по медицине говорят, что нужно обезболиться в родах. Но окажется, что обезболивать нужно не сами роды, а те дикие ощущения безысходности, те впечатления, на которые так богат родильный дом. Лишь бы чем, хоть водкой, хоть таблеткой, хоть уколом уйти от собственного присутствия в родах, от страха и от памяти об этом доме, о том, что в день рождения собственного ребёнка тебя оперируют без твоего ведома, причиняя тебе сильную боль и унижение, лишь бы он появился на свет. Остальное не важно. А как его любить после всего этого?

Окситоциновые роды - это роды напролом. В нормальных родах уровень окситоцина не повышается! Повышается чувствительность миометрия к его уровню. Всегда вопрос ставится таким образом: «Что такое окситоцин и почему его вечно не хватает в роддомовских родах?» Окситоцин - гормон Любви. Любви мало в наших родильных домах. Зато хоть отбавляй окситоцина синтетического. Искусственная Любовь, введённая в нас умелой рукой медика, словно проституция поражает наше тело, отравляя его ядом. Не от Бога такая Любовь! Как избежать искусственности в родах? Любить собственного ребёнка одним Вам известным способом!

Поскольку я был при этих родах, то могу с уверенностью утверждать, что в домашних родах эти две женщины смогли бы нормально родить без единого укола. Ваши роды - ваш выбор. Но вначале пусть ваши мужья, не медики, а, наоборот, нормальные люди, всё больше «физики и математики» заранее сосчитают в литрах или миллилитрах сколько всякой дряни будет вводиться в их женщин. И не нужно надеяться (оставь надежду, всяк сюда входящий), что обезболивание в родах - это всего лишь небольшой укольчик в попку, который и перетерпеть можно ради комфортности родов для себя лично и для спасения собственного ребёнка!

Профессионалы, которые только и ищут повода, чтобы вколоть очередное лекарство. Врач, не умея справиться с ситуацией, из-за отсутствия профессиональных знаний поневоле становится доктором Пилюлькиным. Так медики «отрабатывают» на Ваших детях свою зарплату. Да, своим телом и здоровьем приходится расплачиваться за «безопасность» родов!

Вот и получается, что заранее позволить провести себя через роддомовский конвейер смерти могут либо люди, ни бельмеса не понимающие в медицине, не задумывающиеся о последствиях, не общавшиеся с подругами, уже прошедшими роддом, либо самоубийцы, которым вообще наплевать на собственное здоровье и на здоровье родного маленького человечка, только-только входящего в жизнь. Это может быть и поступок отчаяния из-за невозможности найти выход. Тот выход, который Вы, сударь БЛОШАНСКИЙ, так тщательно стремитесь закрыть, пытаясь оставить всех в пыльной минздравовской ловушке.

Меня в таких случаях всегда удивлял вопрос массового списания лекарств, ведь такое интенсивное воздействие практически никак не отражается в карте родов. Большинство лекарств как бы растворяется в воздухе. Отсюда понятными становятся и причины, по которым рассыпалась хвалёная отечественными медиками система подготовки рожениц СИПОР. Зачем женщину готовить, мучаться, когда и так всё просто: вкололи один «кубик», за ним ещё и пошло-поехало...

Вот что пишет медицинское начальство «С целью обезболивания родов применяется российский метод психопрофилактической подготовки беременных к родам, основанный на учении И.П.ПАВЛОВА.» Однако, это «требует значительной затраты времени как у самих беременных, так и у медицинских работников. Часть женщин остаются неподготовленными или получают недостаточную подготовку, что сопровождается срывами во время родов.» (Из книги В.И.КУЛАКОВА, В.Н.СЕРОВА, А.М.АБУБАКИРОВОЙ, Т.А.ФЁДОРОВОЙ и И.И.БАРАНОВА «Обезболивание родов», Москва, издательство «Триада-Х», 1998 год, стр. 5) Читая вышеприведённую цитату, так и хочется поверить, что система подготовки рожениц где-нибудь сохранилась, словно зубр в резервации. Хотелось бы только узнать поподробнее, где это СИПОР ещё сохранилась! В книжульке есть аж целая глава «1.4. Обезболивание физиологических родов.» Простите, обезболивать ЧТО? А акт дефекации ещё не научились обезболивать? Если уж всё медицинское начальство в своём труде говорит: «Обезболивать!», нам остаётся только взять под козырёк и отчеканить: «Есть!». Обколоть роженицу - и дело с концом. Мы же, врачи, все загружены чрез меры работой: анализы-отчётности, чтобы ещё тратить такое драгоценное наше время на работу с какими-то там беременными и готовить их к родам. Неужели же красновы не знают, что «назначая нарокотические средства матери, мы рискуем задеть хрупкий организм ребёнка, или «усыпляя» боль, можем нарушить процесс развития и необходимую мощность сократительной деятельности матки». (Цитата из книги КУЛАКОВА и др., стр. 5)

«Один из таких вариантов (решений, которые способны лишь усугубить нынешнюю ситуацию), отражающий чаяния Минздравмедпрома, предполагает сохранение бюрократической модели развития отрасли.

Итоги такой практики печальны. В 1994 году в России был остановлен выпуск 156 препаратов, мощности заводов используются на 50-55 процентов. Тогда как страны - мировые лидеры фармацевтической промышленности производят ежегодно продукции на 4-9 миллиардов долларов, мы - на 2 триллиона рублей.

Я далека от мысли, что все чиновники коррумпированы, среди них есть множество достойных, честных людей. Но то, что подобная политика Минздрава рождает почву для коррупции, это факт. Зарубежная фирма всегда найдёт возможность простимулировать чиновника (необязательно прямой взяткой: поездкой за границу на какой-нибудь научный семинар и т.п.). При этом ему навяжут то или иное лекарство, более высокую цену. Главврачи больниц рассказывают, что нередко получают по госпоставкам препараты, которые в соседней аптеке стоят в 2-3 раза дешевле.» Этот материал взят из интервью с председателем Комитета Госдумы по охране здоровья Бэлой Анатольевной ДИНИСЕНКО, которое было опубликовано в газете «Комсомольская правда» в номере от 8.09.1995 года.

А всё дело в том, что «теоретической основой медицины является патология, опирающаяся на теорию живых систем (теоретическую биологию)». Ссылаюсь на книгу В.П.ПЕТЛЕНКО «Философские вопросы теории патологии» в 2-х томах, издательство «Медицина», Ленинградское отделение, 1968 год, том 1, стр. 20. И до тех пор, пока вы будете рассматривать в качестве теоретической основы вашей медицины патологию, вы будете держать всё общество в страхе перед нормальными родами. Считая здоровье человека патологией, вы вполне логично и роды считаете патологией. Ишь вон какие учебники написаны про ужасы родов. Далеко не все в состоянии преодолеть «громадьё» патологии. Тем самым и новая жизнь является патологичной по всем вашим меркам. Именно ей и нужны кювезы. Ведь без этих «костылей» современной медицины мы все в одночасье и вымрем. Но чаще всего это не «костыли», помогающие жить, а гвозди в гроб новой жизни. Смертность меньше без присутствия медика!!! И вот вы лечите, лечите, никак вылечить не можете. Жизнь не является патологией. Никакими медицинскими мерками и канонами современного медицинского «искусства» не объяснить почему ни в одних из двухсот принятых мною родов я не воспользовался ни одним шприцом. Смертность как ни странно от этого не возросла по сравнению с роддомовскими! И лобок я не брею.

Во всех ваших хулениях опасных домашних и особо опасных водных родов красной нитью проходит мысль о том, что медики отвечают за свои действия. Но ответственности за неудачные роды в роддоме не несёт никто!

Как однажды врач сказал беременной: «Мы не можем Вам гарантировать здорового ребёнка». По-существу правдивая фраза начинает звучать уж явно цинично.

Ответственность... Сначала за нас отвечают родители. Целых 14-16 лет. Потом ещё кто-то. Пытаясь снять с себя ответственность, мы впадаем в детство. Мы не способны принять самостоятельное решение. Сознание лежащей на других нашей ответственности сковывает нас в наших действиях, лишая их добровольности. Мы не способны к решительным поступкам. Как хорошо, когда за нашу жизнь и нашу Любовь мы не несём никакой ответственности!

Статья из «Новых Известий», декабрь 1997 год. Она называется «Из роддома не вернулась». Совсем как с фронта.

«Утром Надежда Павловна АПАРОВА отвела дочь в роддом. Вечером раздался телефонный звонок. «Лена?» - «Нет, заведующая родильным домом. Вы только не волнуйтесь, у вашей дочери тяжёлые роды».

Тяжелее не бывает - Лены КОРМШИКОВОЙ уже не было в живых.

Двадцать лет, умница, только начала работать учительницей, замуж вышла... Её все любили. На похоронах соседка сказала: «Она была не от мира сего. Как бы это выразиться?.. Слишком хорошая. Таких людей не бывает».

Не бывает - и не стало.

Но суды оперируют не эмоциями - фактами. Заседания пять раз откладывались по непонятным причинам, менялись судьи. Последний - А. ВТУЛКИН наконец-то огласил решение: врача Людмилу Леонидовну ФОМИЧЁВУ, обвиняемую по ст. 105 УК РФ - неосторожное убийство, оправдать. Кроме неё обвиняемых не было. Вот это и гнетёт мать, одинокую и совершенно потерявшую смысл жизни женщину. Она готова с любым поделиться: отвела дочь здоровой - получила гроб, и никто не виноват? Такого быть не может. Не должно быть! Нет, она не тюрьмы врачу желает, не чужой крови. Хочет, чтобы суд от имени государства признал: есть виновные, смерти без причины не бывает, так скажите обо всём честно. Потом: двух жизней лишили, а теперь объясняют - не ребёнок, дескать, погиб, а плод. Перед самыми-то родами - не ребёнок?

У Надежды Павловны есть доводы, подтверждающие её правоту. Точнее, не у неё - они просто есть. Медсестра роддома г.Балаково Марина ЛОБАНОВА, там случилось несчастье, рассказывала в суде:

- Мне врач дала флакон тиопентала натрия, объяснила, как развести. У Лены в капельнице был новокаин с но-шпой. Я послушала сердцебиение и пульс. Потом поменяла флаконы, отрегулировала капли. Людмила Леонидовна в это время ушла в другую палату, а я осталась наблюдать. Лена сначала отвечала на вопросы, потом замолчала, судорожно вздохнула и перестала дышать. Я позвала врача, и Лену начали реанимировать.

Не вышло. Причина смерти - анафилактический шок, проще сказать - сильная аллергическая реакция на тиопентал натрия. Какова профессиональная оценка случившегося? Ещё два года назад, по свежим следам, фиксировала заместитель начальника Управления охраны здоровья матери и ребёнка Минздравмедпрома РФ Л. ГАВРИЛОВА: «Результаты анализа медицинских документов свидетельствуют, что ведение родов было неквалифицированным, анастезиологическое пособие проведено без участия врача анастезиолога, что является недопустимым, при возникновении тяжёлого осложнения мероприятия осуществлены неадекватно». Потом были комиссии, экспертизы... Из заключения, подписанного главным акушером Минздрава РФ, членом-корреспондентом РАМН, профессором В. СЕРОВЫМ: «Акушерская тактика была ошибочной». Выводы областной комиссии: «Смерть роженицы относится к разряду предотвратимых и связана с профессиональной некомпетентностью акушера-гинеколога ФОМИЧЁВОЙ Л.Л.». Относительно коварного препарата: «Не было необходимости вводить тиопентал натрия».

И тем не менее судья Балаковского городского суда А.ВТУЛКИН вынес оправдательный приговор. Такой же позиции придерживался местный прокурор В.СМИРНОВ. Вполне уместен вопрос: почему? Видимо, более убедительными показались доводы обвиняемой и главного врача роддома Натальи ДИНЕР, которые сводятся к следующему. Роженица была не совсем здорова, поступила с переношенной беременностью и аномалиями родовой деятельности, предвидеть случившееся было невозможно, тиопентал натрия применялся не впервые и по утверждённой методике.

Принципиальный момент: можно или нельзя было предвидеть трагический ход событий? Адвокат пострадавшей Алексей ГОРИН категоричен: обязаны были предвидеть, имея в виду не только Л.ФОМИЧЁВУ, но и её коллег, которых, кстати, находилось в роддоме не менее десяти. Не готовы оказались они и к реанимации, что впоследствии дало возможность назвать гибель Елены КОРМШИКОВОЙ «дикой смертью» - при нормальной медицине в нормальной стране подобное просто невозможно.

Однако почему всё же, простите за каламбур, в таких тяжёлых родах появляется на свет божий юридически грамотная оценка драматического происшествия? Областной суд отменил решение городского как незаконное и отправил дело на новое рассмотрение. В Балакове, где эта история наделала много шума, уверены: и расследование, и суды затягивались сознательно, злонамеренно, поскольку главврач роддома Н.ДИНЕР баллотировалась в депутаты областной Думы, и такое пятно на медицинский мундир явно его не красило. В административном экстазе кто-то даже распорядился скупить весь тираж местной «Свободной газеты», написавшей о трагедии в роддоме и о нарушении законодательства кандидатом в депутаты в ходе избирательной кампании.

Разумеется никто не желал зла Лене и её матери, которую теперь упрекают в том, что не может успокоиться, разжигает страсти эмоциями, привлекает на свою сторону прессу. А та в свою очередь освещает происшедшее односторонне. Тем временем гибнет роженица и в саратовском роддоме № 2 - её пришлось оперировать, и врачи, зашивая брюшную полость, оставили там салфетку. Суд отложен. Судя по всему, процесс будет таким же вялотекущим и в итоге безрезультатным, как и другие. Но обвинения в адрес пострадавших и прессы уже выдвинуты: и чего они хотят?»

Поневоле вспомнишь тут слова сударя БЛОШАНСКОГО: «Кстати ответственность за неудачные роды в воде никто не несёт.» Как здорово он нас ругает, чувствуете? «Мы несём за Вас ответственность». Тоже мне «носильщики»!

«Суды завалены исками матерей, потерявших по вине акушеров детей или оставшихся бесплодными. Но прецедентов, чтобы врачи несли ответственность, пока нет.

Как говорит глав. врач родильного дома №17 Александр СИДОРОВ: «В каждом случае рождения мёртвого ребёнка ведётся разбирательство. Если это произошло из-за ошибки врача, к нему применяются административные взыскания.»

Но, как правило, эти взыскания нестрогие. В крайнем случае акушеру могут «скостить» на несколько рублей премию. Акушеров в роддомах катастрофически не хватает. А потому над каждым специалистом администрация трясётся.» (Журнал «Профиль. Карьера» №3, июнь 1998 года, статья Ольги КАЗАНСКОЙ «Акушер. День рождения каждый день», стр. 73)

Но бывают и небольшие исключения.

В газете «Известия» в № от 12. 01. 1996 года сообщалось, что «анастезиолог 7-го Санкт-Петербургского родильного дома профессор Е.А. ЛАНЦЕВ был осуждён за халатность, приведшую к преждевременной смерти пациентки-роженицы.» («В марте 1995 года молодая женщина умерла прямо на операционном столе только из-за того, что пьяный анестезиолог не мог сделать элементарной операции - ввести в рот пациентки трубку с необходимым лекарством. Опасаясь результатов вскрытия, врачи вырезали и выбросили внутренние органы мёртвой женщины, надеясь скрыть причину её смерти.» - как пишется в статье «Кошмар в роддоме») Ошибся профессор, человек опытный, знающий. А сколько их ошибается, обычных врачей, без имени и звания? Серая масса «советских доблестных» медиков. Я знаю, что не ошибается только тот, кто не работает. Значит, и профессор способен на ошибку. Наличие медицинского образования не избавляет от врачебных ошибок. Без проб и ошибок движения вперёд, в принципе, не бывает. Рассчитывать на иное было бы наивным. Но зачастую этим прикрывается обыкновенное разгильдяйство и головотяпство. И где гарантия, что единственный и неповторимый акушер, принимающий роды у Вашей дражайшей жены, в этот самый день не окажется в подпитии по случаю чего угодно?

Медицинское образование не даёт замену здравого смысла. Если ума нет, то его и не будет, хоть какое образование ни получи. Этого не должно быть. Зачастую медики козыряют своим медицинским образованием словно последним аргументом, пытаясь скрыть свои недостатки или недостатки всей системы. «Я - врач (, а ты - нет)». На самом деле, если у человека по жизни было плохо со здравым смыслом, то полученное медицинское образование его не добавляет, а лишь вводит челвека в область медицинских догм. Понять, где истинно, а где ложно, он уже и не в состоянии.

Статья «Кошмар в роддоме» опубликована в газете «Комсомольская правда» (Санкт-Петербургский выпуск) в № от 12.01.1996 года. Вот она:

«Врачи роддома № 7 обвиняются в халатности, повлекшей за собой инвалидность, распад семьи и нищенское существование 27-летней женщины по имени Татьяна.

А началась эта малоприятная история три года назад. В сентябре 1992-го Татьяна легла в роддом № 7 на сохранение. Роды прошли с небольшими осложнениями - не вышел послед. Этот факт необоснованно был оставлен врачами без внимания.

Спустя несколько дней, ночью, у Татьяны началось обильное кровотечение. Заспанные дежурные врачи самостоятельно приняли решение удалить матку, так как по другому остановить кровотечение они не могли.

На этом беды Татьяны вовсе не закончились, а напротив, только начались. После операции Татьяне регулярно делали дренаж - через влагалище по трубкам выводили гной из внутренних органов. 3 января 1993 года дежурный профессор ОБУХОВ с остекленевшими глазами и дрожащими после новогодних торжеств руками проделал эту процедуру необыкновенно больно. На следующее утро Татьяна проснулась в собственной моче, которая выделялась совершенно бесконтрольно. Местными врачами был поставлен диагноз - свищ, но очевидная связь с деянием г-на ОБУХОВА деликатно обходилась.

В дальнейшем, вместо интенсивного лечения Татьяну из больницы... выписали. Доцент ЛУКИН уверенно сказал, что «это пройдёт». Вот так, само возьмёт - и пройдёт.

Не прошло. Более того, мужу Татьяны в нарушение врачебной этики было сообщено, какой именно орган удалён у его жены. Муж выгнал Татьяну из дома и подал на развод. По его словам, он хотел жить с нормальной женщиной....»

Может быть там, в 7 роддоме города на Неве, стоит открыть филиал то ли медвытрезвителя, то ли факультета повышения квалификации для сотрудников? Или, как говорил Михаил ЖВАНЕЦКИЙ, «может быть, в консерватории что-то подправить»?

Может быть пьянство в родильном доме - досадная случайность? Нет, это закономерность! Пьянство на рабочем месте это суровая действительность постсоветского пространства. Плохо, когда идёт производственный брак. Совсем недопустимо, когда от этого страдают рожающие женщины и гибнут ни в чём не повинные младенцы. Вот что пишет журналистка Марина ГРИДНЕВА в статье «Роддом - убийца», опубликованной в газете «Московский комсомолец» от 1 ноября 1998 года.

«... Катю сразу повезли в родовую палату. Валентина Васильевна напряжённо ждала известий от дочери и мысленно молилась Всевышнему. Через несколько часов напряжённого ожидания к ней наконец-то спустилась акушерка.

По одному виду этой «сестры милосердия», похожей больше на бабку-повитуху, женщина поняла, что что-то не так. На отёкшем лице акушерки светился огромный синяк, что явно свидетельствовало о её недобром здравии. «Неужели эта ужасная женщина принимала роды у моей дочери?!» - мелькнуло тогда в голове Валентины Васильевны.

- К сожалению, плод скончался,- монотонно произнесла акушерка.

- Нет. Не может быть,- в висках Валентины Васильевны неприятно застучало.- Где моя дочь?

- Не волнуйтесь, ваша дочь жива.

- Господи, да как же мне не волноваться?! - на глазах женщины выступили слёзы. - Могу я к ней пройти?

- Пожал-лста,- всё так же монотонно проговорила медработница.

Валентина Васильевна почти вбежала в палату.

- Мама, он умер, умер...- только и смогла прошептать Катя.

Мать не знала, что ответить дочери и чем её успокоить. В памяти всплыли ужасные подробности многочисленных рассказов соседок, которые заканчивались всегда одной и той же фразой: «Это родильное отделение - скорее морг, чем роддом». Валентина Васильевна тогда не придавала этим сплетням большого значения. Теперь же она точно знала, что это не сплетни. Здесь умер её внук. И умер не своей смертью. Его убили. Эти люди в белых халатах, называющие себя врачами.

- Я этого так не оставлю,- еле слышно проговорила Валентина Васильевна то ли акушерке, то ли себе. - Покажите мне историю родов моей дочери.

- Придётся подождать. Мы ещё не заполнили карту,- пробормотала медсестра.

- Как не заполнили? Прошло уже три часа, как умер ребёнок. Вы же должны фиксировать всё сразу! - возмутилась женщина.

После неприятных препирательств Валентина Васильевна всё же получила историю родов Кати и прочитала, что новорождённый ребёнок умер вследствие «обвития шеи пуповиной». Данных о проведении хоть каких-то реанимационных мероприятий в карте не было. Кроме того, было неправильно указано время рождения и время смерти ребёнка.

- Да вы что? Ему же можно было помочь! Вы же даже не пытались реанимировать его! - крик души был адресован акушерке.

Но та, похоже, ничего не слышала. Ушла в себя, рассматривая ссадину на лице.

Несколько позднее выяснилось, что принимавшая у Кати роды акушерка... потеряла сознание и свалилась на пол чуть ли не в самый ответственный момент. И это не было случайностью. Медсестра занемогла, как оказалось, задолго до Катиных родов и чувствовала себя просто ужасно (не исключён похмельный синдром). Со стороны же руководства было просто преступлением допускать до принятия родов такую, мягко говоря, нездоровую акушерку.

Судмедэкспертиза позже установит, что «при проведении родов врач-акушер неадекватно оценила активность родовой деятельности, что обусловило неполный объём лечения и привело к отсутствию её полноценной регуляции. Обследование проведено не в полном объёме, отсрочена реанимационная помощь, необоснованно назначено внутривенное капельное вливание синтомицина во втором периоде родов с целью ускорения изгнания плода.»

К слову сказать, это был не первый ребёнок, умерший на руках именно этой невежды-акушерки.

Всё это Валентина Васильевна узнает потом. Через год. Она также узнает, что до гибели её внука (апрель 1997 года) здесь за полтора года умерли уже 35 младенцев и 10 рожениц. До конца 1997 года, пока Валентина Васильевна стучалась в двери различных инстанций, в этом родильном отделении умерло ещё 9 грудничков. А в первой половине 1998 года - ещё 13 новорождённых.

И ничего не менялось. В роддоме работали всё те же врачи....»

Теперь Вы ответьте, сударь БЛОШАНСКИЙ, является ли эта спившаяся женщина, работающая на должности акушерки, профессионалом? Если да, то неужели же вся её профессиональность заключается в умении регулярно гробить грудничков собственным беспробудным пьянством? Если же нет, то как её смог вытерпеть столь высокопрофессиональный коллектив? Может и коллектив не столь профессионален, как нам кажется? Разве не нужно такую профессиональную акушерку гнать с этой ответственнейшей работы драной метлой? А может быть Вы и её прикроете? Может быть у неё дети некормленные дома по лавкам сидят? Не слишком ли жирно для нас будет кормить чужих детей жизнями собственных? Значит, пусть работает?

Профессионал - человек, который не может себе позволить работать ХУЖЕ, чем он может, ни при каких обстоятельствах.

Вещает же профессор Б.Л. ГУРТОВОЙ (Статья «О родах в воде» опубликована в журнале «Здоровье» в № 8 за 1987 год):

«Не боитесь ли вы юридической ответственности? Даже мы, врачи, ведя роды в стационаре, не застрахованы от ошибок и несём за них ответственность.»

Как верно подметила Алёна П-ва, отвечая на вопрос (письменно): «Если я взяла не себя ответственность иметь ребёнка, то могу ли я переложить ответственность за его появление на свет на чужих, незнакомых людей?» Правильно сказала. Большинство же просто не понимает, кому они доверяют своего ребёнка и какую ответственность за это несут другие. За смерть Вашего ребёнка никто не сядет в тюрьму, никто даже не шелохнётся.

Об ответственности медиков, вернее о полном её отсутствии, говорит «Московский комсомолец» в статье «Роды смерти. Конкурс на право жить проходят не все» с подзаголовком «Всё нижеследующее написано от имени отца умершего ребёнка» в рубрике «Естественный отбор» в номере от 15.08.1997 года.

Но всё же как лихо медики говорят, с каким пафосом! Чистюли.

То, что творится в застенках роддомов, медициной не является. Это не официальная медицина, а медицинский психоз, круто замешанный на минздравовском официозе. Минздрав - официальная государственная структура по поддержанию нашего здоровья. И хуже не бывает, когда творимые в медицине безобразия становятся официально творимой нормой. Официальные безобразия.

А кто будет отвечать не по юридическим законам, но перед Создателем, который и есть истинный Судия всему живому? Чем Вы оправдаете собственную неправедную ложь, как попытаетесь скрыть нескрываемое от Ока?

«Свободная газета» в несвободной стране. Журналистка Ольга ЧЕГОДАЕВА из «Комсомольской правды», родив в роддоме в очередной раз, сказала по поводу родов: «Пронесло!». Почему, нет, ну почему наши женщины должны роды в роддоме воспринимать словно понос, пронесло - не пронесло?

Чем Вы ответите на это письмо? Не знаю. Очередной газетной бранью, доносом в Прокуратуру? Но много ли там найдётся охотников перестать ловить закоренелых преступников и, вспомнив 30-40 годы, начать бороться своими методами с научными противниками официальных структур Минздрава? Бороться, засуживая людей, возвращающих людям Любовь, отнимаемую в роддомовских родах, только на том основании, что у них нет диплома. Вам Ваш диплом как раз и не позволяет дать рожающей женщине и её мужу, семье, Любовь в родах. Ту самую, которая им так нужна для совершения столь важного дела. Мы не пользуемся медицинской атрибутикой: халатами, масками, лекарствами, шприцами или инструментарием, которая кажется созданной больше для устрашения, чем для реальной помощи. Чтобы смертная тоска проникла в Душу рожающей женщины и отвратила бы её в следующий раз от подобного. Вы не даёте нам лицензии, Вы и Ваш Минздрав. Так пусть общество само озаботится о форме нашего существования помимо Вас. Нужна не Прокуратура и судебная власть, а официальное разрешение того, чем занимаемся мы. Ведь нужна же всему обществу, а не только его лучшей части, Любовь в родах. Это нужно всему обществу, а не Минздраву. Чтобы понять это, достаточно выслушать хотя бы те двести женщин, у которых я присутствовал на родах. Они - часть нашего общества.

Вы же не сможете честно уйти со своего поста. Вы вообще не можете быть честным после стольких лет лжи, замалчивания и откровенного обмана. И пока Вы находитесь у власти, наших жён и дочерей будут распластывать в роддомах для ублажения ваших профессиональных амбиций. Прикрываясь людьми с жизненными установками типа «ужасно люблю оперировать», Вы даёте добро людям со смещённой психикой, искажёнными представлениями о норме. Вот где простор садистам и насильникам! Общество должно быть осведомлено о своих «героях» в белых халатах. Пока не поздно!

Медики находятся в плену своих собственных иллюзий и заблуждений, опираясь на ложную теорию. Философия медика широкого профиля (педиатра, гинеколога, терапевта): «Если ты сам не нашёл в пациенте заболевания, то его нужно направить к узкому специалисту. Может быть он чего найдёт». Мнение, что беременная женщина не является больной, а стало быть и нечего её «лечить», даже и не обсуждается. Это служит и основой для всяческих диспансеризаций.

Как медик может отвечать за наше здоровье (дескать «ты пей-гуляй, а я лечить буду»), когда он не может ответить за свои собственные слова или действия, причиняющие прямой ущерб здоровью, ставя ложные диагнозы, которые потом благополучно снимаются. Всё это кажущееся, профанация это, ваша ответственность.

Насильственная смерть - плохо. А насильственные роды? Всё это является не медицинской проблемой, а проблемой глубоко этической. Безнравственны поступки медиков, стимулирующих все поголовно роды. Профессия акушера родильного дома становится сродни профессии наёмного убийцы, особенно, если учесть степень их тотального воздействия на приходящую или уходящую жизнь. Родильный дом - это то будущее, которое Вы и Вам подобные уготовили нашим детям. Умирать одному в больнице в окружении чужих людей тяжело и грустно, но и рождаться, словно опухоль при операции, не менее противно.

Поэтому движение Межрегиональной Общественной Организации «Родительская Культура и Духовное Акушерство» можно рассматривать как движение за ненасильственные роды. В основе нашего подхода лежит другая концепция, которая прямо вытекает из научных теорий и которая подкреплена многолетней практической деятельностью. Она основана в первую очередь на предпосылках о нормальности человеческого рождения, как и всех в этом мире. «научная» же теория акушерства, разработанная Минздравмедпромом, опирающаяся на ложную установку о ненормальности появления человека на белый свет. Что и завело официальное акушерство в очевидный концептуальный тупик, где царит боль, кровь и повышенная детская смертность.

Это письмо в значительной степени содержит критический анализ существующей медицинской практики и мнения представителей медицинского и околомедицинского официоза. Сравнительному анализу двух наших концепций посвящена моя вторая книга «Теория и практика духовного акушерства».

С теми же самыми мыслями и идеями академик ПЕТЛЕНКО пропагандирует здоровье, как раньше истово пропагандировал патологию. Стоит лишь сравнить его раннюю точку зрения и современную. Это он так перестроился, «перекрасил» фасад потёмкинской деревни нашей отечественной медицины. Именно он является идейным вдохновителем политики «резать и ещё раз резать». Так же как раньше офицеры в армии преподавали партийно-политическую работу солдатам, а теперь они все истово крестятся в храмах. Мода поменялась. Все ранние работы ПЕТЛЕНКО буквально нашпигованы салатами из МАРКСА-ЭНГЕЛЬСА-ЛЕНИНА, плюс примкнувшим к ним ЛЫСЕНКО. Все мысли о душе, о необходимости учитывать многие тонкие взаимоотношения между пациентом и больным, относились им всегда к разряду необязательных и несуществующих. Стоит лишь взять его книгу «Физиологический идеализм и некоторые философские вопросы теоретической медицины», опять же не в меру пересыпанные ЛЕНИНЫМ и иже с ним. (Государственное издательство медицинской литературы «Медгиз», Ленинградское отделение, 1960 год). Стоит лишь сравнить его публикацию в «Медицинской газете» от 18.05.1977 года и его последний опус в пяти томах, том 3, стр. 90-93. Я имею в виду его труд «Валеология человека», выпущенный совместно Санкт-Петербургским издательством «Петрок» и минским издательством «Оракул» в 1996 году. Он точно также может, способен, говорить о физическом и психическом здоровье с позиции здоровья, любви и красоты, как раньше распинался о патологии. Теперь он - Академик, теперь он - идеолог науки о здоровье. Но только она какая-то беззубая у него, эта наука. Ну да Бог с ним.

Как раньше в мединститутах учили, что медицина - наука о болезнях, хотя сейчас многие предпочитают называть её наукой о здоровье. «Демократы от медицины». Очень много зависит от искусства врача, целителя, лекаря. Медицина - искусство. «Медицина - это прежде всего философская наука. Она объясняет жизнь.» - утверждает врач-терапевт Татьяна ДРУБИЧ.

Врач безусловно является специалистом по патологиям. «Нам бы лишь найти болезнь, а дальше мы уже знаем, нас учили» вот так мировоззрение врача натыкается на готовность обывательницы «Нам бы лишь родить!»

Ненормальность понимания беременности и родов начинает всё больше и больше входить в состав «медицинской нормы».

Либо благодаря большей медицинской образованности, а не компетентностью, либо хитростью, а проще обманом, либо силой («не хочешь - иди рожать на улицу!») отбирается целеустремлёнными медиками право рожающей женщины самой сделать правильный выбор.

«Так положено!» Проколоть пузырь и стимулировать (!), хотя законы природы распоряжением Минздрава ещё никто не отменял. В результате насильственной практики рождающийся малыш просто вынужден продираться по неподготовленному родовому каналу, получая при этом дополнительные синяки и кровоподтёки, рвя по пути следования тело своей матери. Отсюда и великий процент травм и детской смертности.

Один штришок. Медики и не думают развеивать свой миф о красоте («красивости») будущего пупка в зависимости от качества перевязки пуповины. Их устраивает обывательский миф. А то как же иначе подчеркнуть собственную нужность? Ведь перевязывать пуповину должен специалист! И наша полная медицинская неграмотность проистекает из-за подобного умалчивания медиками правды. Если все вдруг узнают достаточно простые истины, то что же тогда им останется делать? А так со значительным лицом можно утаивать хоть до скончания веков простейшие истины. «Рожайте только в роддоме, чтобы у Вашего ребёнка на всю жизнь был красивый пупок.»

Так. Мы разобрали бесплатные роды. Как выясняется, бесплатным бывает только сыр в мышеловке. А как обстоит дело с платными родами?

Hosted by uCoz

Источник: http://a-naumov.narod.ru/books.files/book1/part1_13b.html


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Московских акушеров-гинекологов обучат бесконфликтному Северное сияние сценарий

Сценарий врач с пациентом Сценка про врачей. Сценка на юбилей или день медика
Сценарий врач с пациентом Медицинские сценки - сценарии сценок про медиков
Сценарий врач с пациентом Новогодние поздравления с Новым 2017 годом Петуха
Сценарий врач с пациентом Олеся Емельянова. Сценка про доктора (про врача)
Сценарий врач с пациентом Сценарии. Б. Хоть вагинально, но в роддоме
Сценарий врач с пациентом О хороших врачах и плохих пациентах
Сценарий врач с пациентом Праздник медработника сценарий
Сценарий врач с пациентом Диалог с пациентом
А.С. Пушкин. Туча АКТЕР - стихи про профессию Анализ стихотворения Афанасия Фета «Я тебе ничего не скажу» Запуск воздушных шаров: запуск шаров на выпускной и свадьбу Конкурс больших сисек - видео / likes @ My Loved Video Памяти умершего Cтихи умершим Пожелания с добрым утром Поздравления учительнице музыки с днем учителя С днём рождения Лена прикольные поздравления Шмяндекс. ру

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ